Школа Китайского Бокса Стиля Богомол

мэйхуа танлан мэн, люхэ танлан цюань, тайцзи танлан цюань

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная страница

Искусство фехтования шестом шести координаций "люхэгунь"

E-mail Печать PDF

Искусство фехтования шестом шести координаций "люхэгунь" передается из поколение в поколение уже более 400 лет. Последние мастера этой школы доживают свой век в маленьких деревушках, затерянных в уезде Фушань, провинции Шаньдун. Само название шест шести координаций, произошло от одноименных шести форм, каждая из которых называется первая скоординированная форма, вторая скоординированная форма и т.д., всего шесть. В фехтовании используется шест, от земли достигающий бровей практикующего, поэтому и название "шест вровень с бровями' (цимэйгунь). Технически, фехтование этим шестом довольно сильно отличается от общепринятых форм боя на шестах. Сидя верхом на коне, он может использоваться как копье, а в пешем стою как шест. "Люхэгунь", также в включает в себя элементы техник алебарды, палицы и обоюдоострого меча, таким образом позволяя воину овладеть универсальным набором фехтования с различными видами оружия через мастерство, достигнутое путем усердных тренировок только с одним шестом. Данный подход к обучению является весьма уникальным в практике китайских боевых искусств, и его методика до сих пор не так уж легко передается всем желающим постичь данное искусство. Немногие мастера этого стиля очень консервативны. В систему боя богомола мэйхуа, фехтование "люхэгунь" пришло через мастера Лян Сюесяна, который где-то во второй половине XIX века, обменял избранные техники и формы кулачного боя богомола на все шесть форм "люхэгуня". Технически, "люхэгунь" очень практичная и эффективная система без блокировок и сложных движений, ставящая своей целью достижение победы в кратчайшие сроки.

 

Обновлено 12.12.2013 09:23
 

Традиционный танланцюань. Семинар Ильи Профатилова. СПб-

E-mail Печать PDF

Успешно завершился очередной семинар Ильи Профатилова в СПб.
Данный семинар открывает серию открытых семинаров, посвященных оружейной технике Старого Китая.
На семинаре были изучены:
- базовая подготовка
- 7 принципов техники меча-дао;
- первые две дорожки базовой формы Пидао;
- изучена традиционная последовательность освоения парной работы от формальных упражнений к свободному поединку с использованием специального снаряжения "инбан" для снижения травматизма, начиная с изготовления этого самого снаряжения.
Общее время семинара составило 12 часов. Кроме питерских богомолистов, в семинаре участвовали и приглашенные гости, занимающиеся другими стилями ушу, ибо оружие - обьединяет! ;)

Так как традиционно в Старом Китае следующим этапом обучения было освоение техники парной работы дао против копья, следующий семинар будет посвящен технике "Люхэгунь", который по сути является "копьем", и содержит в себе элементы шеста, копья, палицы-цзянь, алебарды-дадао и меча-дао.
Ориентировочное время проведения семинара - конец ноября.


Обновлено 21.09.2013 04:13
 

Расширенное описание поездки “Поиски корней системы боя богомола”, октябрь 2012

E-mail Печать PDF

В этот раз я решил лишить себя удовольствия прокатиться из Пекина  со скоростью 250 км/ч и взял билеты сразу в Циндао с пересадкой в Сеуле. Корейские авиалинии меня приятно удивили. За практически теже деньги я получил гораздо более качественное обслуживание по сравнению с Аэрофлотом. Семь с лишним часов полета, несколько часов отдыха  в аэропорту

Инчхон (он поразил меня своими размерами, а позднее я узнал что это еще и самый лучший аэропорт мира) и час перелета до Циндао. Из аэропорта мы, с встречающим меня Ильей, сразу рванули в замечательный город Хайян, который за последние несколько лет, из захолустья, превратился в цветущий курортный город и нашу базу, откуда мы совершаем почти все поездки в поисках истории богомола и куда неизменно возвращаемся для отдыха и переваривания информации.

Погода стояла великолепная и, поскольку я прилетел уже во второй половине дня, мы решили поесть прямо на улице. Шашлык, свежие лепешки, разливное пиво и разговоры о предстоящих поездках украсили наш вечер, который был прекрасен еще и пониманием того что с завтрашнего дня начнутся недосыпания и сотни километров пути. Нас ждут разочарования и конечно, мы всякий раз на это надеемся, новые открытия.

День первый:

Весь следующий день, 30-е сентября, был посвящен поминовению Мастера Линь Танфана. Со дня его ухода из жизни,  исполнилось три года и мы были приглашены на это мероприятие его сыном. Собралось около 30-и человек родственников и друзей семьи . По китайской традиции, возле могилы, было сожжено огромное количество поминальных денег и множество макетов бытовых вещей сделанных из бумаги. Застолье продлилось до вечера, и я не буду вдаваться в подробности. Остановлюсь лишь на том что при всем различии Росии и Китая при проведении подобных ритуалов, ощущения и переживания на удивление схожи. Да и если вдуматься, мы ведь тоже оставляем на могилах цветы, конфеты и фрукты.  Хотя есть одно отличие от нашего восприятия смерти, мне показалось что китайцы более легче переносят утрату.

Такое впечатление что они не просто верят в то, что их подношения попадут по адресу, нои твердо знают это. На вопрос почему некоторые пачки денег сжигаются в бумажных пакетах с ручками нам пояснили, что это для удобства. Линь Танфан получит много денег в пакетах и ему будет удобно их нести.

День второй:

Основной целью этой поездки была проверка информации о существовании школы ушу, которая владеет некими  древними пу (трактатами). Что это за трактаты я описывать подробно не буду, в силу того, что это интересно узкому кругу людей. Но интерес наш обозначу.

Дело в том что знания, или термины из этих пу, в том или ином виде, присутствуют во многих направлениях ушу стиля богомола. При этом, абсолютно полного понимания техник записанных в трактате мы никогда не встречали. Информация о том, что существует школа, которая не только сохранила свою копию трактата, но и обладает наиболее полными знаниями по нему, нуждалась в проверке. Дело в том, что девять лет назад Илья был проездом в этой деревне, хотя информация и существовала, но тогда не удалось никого найти.

Рано утром (для нас рано, в Китае уже в в шесть часов на улице кипит жизнь) мы отправились искать нашу деревню. Несмотря на точные координаты, карту местности и точное название населенного пункта, пришлось поблуждать. Илюха отправился искать дом, оставив меня обозревать окрестности. Пока он пропадал на соседней улице, за мной внимательно наблюдала  маленькая старушка лет 80-ти. Внезапно она очень быстро для своих лет направилась в мою сторону. Сценарий нашего с ней общения приелся до оскомины. За пол минуты она успела знаками рассказать что я играл в волейбол и баскетбол (киваю головой в знак согласия). Информация приводит ее в полнейший восторг. Далее следует характерный жест-вопрос ответ на который я буду помнить всю свою жизнь. Иногда мне кажется что это второе мое имя. Произношу волшебное “Лян ми линь ба” и угощаю ее сигаретой. Она смеется, закуривает, прощается и торопится к ожидающим невдалеке соседкам. Илюха выруливает из за поворота и по его виду понятно что приехали мы не зря. Не зря, это мягко сказано. Во первых, нам удалось найти, скопировать и датировать самую раннюю редакцию трактата (1793 год.) Во вторых, владелец трактата поразил нас крайне полным и адекватным знанием техник и умением их применять. Человеком он оказался любознательным и узнав о том что у нас есть более поздние версии его пу, тут же пригласил нас к себе в гости на следующей неделе.

Листая старые, ветхие страницы, засиделись мы у него до позднего вечера, тепло расстались и условились встретиться вновь, через несколько дней.

День третий:

Две Школы ушу, где учителем был один и тот же мастер, но при этом разделенные, в плане изучения по времени, представляют особенный интерес. Дело в том, что в этом случае, представляется возможность, путем интервью, а частенько и обучаясь самим, сравнивать развитие мастера ушу как учителя. Отслеживать изменение методик преподавания, появление или исчезновение техник. Через подобный опыт можно вплотную приближаться к пониманию того как развивался стиль с течением времени.

Дело в том, что Сю Куньшань обучал искусству боя не только в окрестносях уезда Хайян и память о нем, как о выдающимся мастере и учителе хранят в соседнем уезде под названием Цися, который находится в 3-х часах езды от Хаяна на север Шаньдунского полуострова.

Поскольку мы выехали из дома очень рано, на на авто-вокзале Цися мы оказались

уже около 9-ти часов утра. Перекусив на скорую руку, отправляемся пешком домой к праученику Сю Куньшаня, Ван Шэнци, о встрече с которым условились заранее.

Надо сказать, что это была далеко не первая наша встреча и раз уж зашла об этом речь, хочу отметить, что начиная с первой поездки в этот город, впечатление о Школе, которая поддерживает традицию стиля богомол в этом городе, лично у меня, сложилось самые благоприятные. Радушие, гостеприимство и искреннее желание поделиться знаниями, сопровождали всякое наше появление в Цися. Не стал исключением и этот визит.

Толкнув двустворчатую входную дверь в деревенский дом, мы увидели двор по середине которого стоял низкий столик.  На столе стоял чайник с чаем. Мастер Ван Шэнци сидел возле стола и шумно прихлебывал из чашки ароматный напиток. Илья приезжает к нему достаточно часто, но я с ним не виделся вот уже лет пять. Несмотря на это, мы поздоровались как самые добрые знакомые. За чаем он попенял мне в том, что вот я уже столько времени езжу в Китай, а поговорить он со мной мол не может. Пришлось дать обещание что подтяну китайский до разговорного уровня. Незнаю, честно говоря, как я это буду делать :)

Поделились новостями, и примерно через час отправились в центр города смотреть старинную  усадьбу, принадлежавшую одному из богатейших людей провинции Шаньдун—Моу Эрхэю.

Интерес к этой достопримечательности у месного населения примерно такой же, как и у всего мира к запретному городу в Пекине или Шэньяне (изначальной столице Цинской династии). Нам же она интересна была еще и тем, что принадлежала отцу жены, то есть тестю, знаменитого мастера богомола Cун Цзыдэ. Вернулись мы домой к Ван Шэнци во второй половине дня, быстро поели и приступили к тренировке на площадке возле дома.

Тренировка, прерываемая рассказами о теории богомола, продлилась почти до самого вечера. Глубокий же вечер мы встретили в гостях у еще одного праученика Сю Куньшаня, по имени Ян Дэгун, в нескольких кварталах от места тренировки. Строго говоря, после посещения Ван Шэнци, планы наши распространялись на деревню в которой, как узнал Илья, живет некий, ранее нам не известный праученик Сю Куньшаня.

И вот, уставшие после тренировки, но с твердым желанием посетить этого дедушку 80-ти лет в его деревне, после телефонного звонка, мы узнали что он гостит сейчас у своей дочери как раз в городе Цися. Через полчаса мы были у него. Как описать впечатление от этой встречи я не знаю. Одними словами “это было очень и очень интересно” не описать встречу с человеком, который, например, встречался с Сю Куньшанем, когда тот посещал их школу. Мне он чем-то напомнил еще одного мастера стиля богомол, Ван Юаньцяня. Напомнил своей совершенно сумасшедшей, несмотря на возраст и неважное здоровье, страстью к ушу. Опишу свои впечатления следующим образом. Знаете, бывает так, сидит рядом тобой старый человек, рассказывает истории разные интересные.

Потом от переизбытка чувств начинает показывать техники или их применение.

Бьет “чуй” (прямой удар) в воздух, а диван на котором он сидит вместе со мной, 120 кг на минуточку, ощутимо пытается прыгнуть вперед. И вот сидишь ты, слушаешь дальше и думаешь: как же раньше люди тренировались и какие люди их учили.

Вернулись в Хайян часов в 11 вечера, получили небольшой нагоняй от жены Илюхи, которой обещали быть в девять и отправились ужинать.

День четвертый:

Как я уже упоминал, Илья нашел деревню, в которой сохранилась традиция, описанная в небезызвестном трактате загадочного Шеньсяо Даоженя. На второй день моего пребывания в Китае мы посетили эту деревню, где познакомились с одним из наследником этой традиции и обнаружили, что в этой школе сохранились пу практически эдентичные упомянутому трактату. Датированы пу 1793-и и 1794-м годами и в настоящий момент являются самыми древними из датированных редакций, которые мы видели. Естественно, мы не могли позволить себе посвятить только один день знакомству с данными пу. Человек, представляющий школу, в оказался вполне дружелюбен и пригласил нас в гости. Чем мы и воспользовались. Видео-интервью, изучение наработок техник по их школе и разбор сложных для нас моментов из трактата растянулись на все утро, день и поздний вечер. Из того, что мы успели увидеть, я бы мог сказать, что стиль очень и очень простой, но как выяснилось позже, все обстояло гораздо сложнее. Когда нас стали обучать наработке одной из первых техник, обнаружилось столько нюансов, что пришлось попотеть пока появилось первое понимание. Поскольку в данном направлении огромное внимание уделяется набивке тела, большую часть времени мы посвятили именно этому вопросу. Интересен тот факт, что первые пару лет, ученики, в этой школе, тренировались 4 раза в день и все четыре раза практиковали набивку тела, как минимум по полчаса. Я специально задал вопрос о возможных препятствиях тренировкам, таким как например болезнь. Так вот, тренировались и во время болезни, то есть непрерывно. Интересная история произошла с нашим гостеприимным хозяином. После трех с лишним лет обучения, он пришел к своему Учителю и попросил отпустить его из школы, так как к тому времени оженился и времени на работу, семью и тренировки стало нехватать. Учитель объяснил ему, что не может позволить себе потерять лицо из-за того, что его ученик будет плохо знать стиль, вызвал его на поединок, побил и заставил продолжать занятия.

Оставшуюся часть моего времени в Китае я провел в Циндао, где продолжал свое изучение бокса богомола с Ильей, совмещая это с прекрасными вечерами, превосходной едой и свежим циндавским пивом.

Ниже краткий обзор того, что мы узнали в деревне, и точное описание их учебной программы (переведенной Ильей Профатиловым), которой они следуют с начала 1700-х годов и по сей день.

Полное название их школы «Шаолиньский кулачный бой богомола жесткой набивки». Базовая подготовка обычно начинается со стояния, в течении длительного времени, в двух основных позициях, таких, как «взбираться в гору» и «ездить на лошади". После этого ученик возвращается в первую позицию и тренирует специфические для стиля прыжки-передвижения «тяобу».

Первые три года студенты должны следовать строгому ежедневному и суровому расписанию, разработанному для того, чтобы изучать, улучшать и совершенствовать их бойцовские навыки. Такая программа была традиционно разделена на три части или так называемые «Три колесницы обучения»:

I. Первая часть называется «Путь архата достигающего успеха», и состоит из ежедневной тренировки четырех довольно длинных упражнений известных как «Восемнадцать поз архатов» (лохань шиба ши). Они разработаны для того, чтобы укрепить тело и дух неофитов в начальном периоде обучения, который обычно составляет три года. В обязательном порядке мастер, внимательно контролируя процесс, выполняет серию сложных ударов по телу ученика попеременно пустыми руками, тяжелой лопаткой из кожи, и двумя специальными деревянными дубинами. Ученики, в свою очередь, должны принимать конкретные позы, призванные укрепить определенные части тела, сделать из неуязвимыми для мощных ударов, и кроме того, открыть таинственные меридианы, в которых, в соответствии со вселенной и природой, движется жизненная пневма «ци». Таким образом, многократное проживание определенных точек, на которых расположены меридианы, кроме очевидного эффекта закалки тела, также создает условия для свободной циркуляции пневмы «ци», с целью защиты ученика от многих болезней и повышения его общего иммунитета.

Первое из этих упражнений называется «Бессмертный складывает руки в приветствии» (сяньжэньгуншоу) и строго выполняется за час до завтрака, во время традиционного двухчасового периода который называется «мао», между 5 и 7 часами утра.

Второе упражнение: «Гегемон поднимает триножник» (баванцзюдин) тренируют, за час до обеда в период «у», между 11 утра и часом дня.

Третье упражнение называется «Железный бык пашет поле» (тенюгэнди) и обычно выполняется за час до ужина, во время периода «ю» с 5 до 7 вечера.

Последнее упражнение под названием «Старое дерево скручивает корни» (гушупаньгэнь) завершает серию за час перед сном, в период «цзы» или с 11 часов вечера до часа ночи.

«Вторая Колесница» называется «Толкание с ударами кулаками и ладонями мешка с песком для накапливания силы» и включает в себя обязательную работу на мешке, которая выполняется ежедневно сразу же после «Первой колесницы». Это есть система заранее предопределенных методов и техник работы с мешком и требует участия двух учеников. Один кидает тяжелый, наполненный среднего размера камнями, квадратный мешок, а другой использует различные удары, характерные для этой системы кулачного боя, чтобы отправить мешок обратно. Около трехсот лет назад было двадцать таких методов, и сегодня они сохранились только в письменной форме в редком трактате по кулачному бою. Примерно шестьдесят лет назад, до культурной революции, двенадцать техник рук ударов по мешку были известны, а сегодня, к сожалению, сохранилось только восемь.

Ниже перечислены все двенадцать методов:

1. «Пять связанных ладоней», два варианта

2. «Защита глаз», четыре варианта

3. «Выход из тела», шесть вариантов

III. «Третья колесница», известна как «Тренировка боя кулаками и ладонями, практикуя методы различных школ кулачного боя»

На данном этапе, считается, что неофит уже в значительной степени закалил свое тело, для того, чтобы выдержать самые мощные удары и достаточно укрепил свои кулаки и руки, чтобы самому наносить не менее тяжелые удары. Этот этап разделен на две части, в первой, ученики, практикуют четыре парные формы для того, чтобы отработать конкретные оборонительные и наступательные боевые приемы:

1. «Пять связанных ладоней» (включает в себя такие базовые формы, как «Ладонь через спину» и "Три ладони»)

2. «Защита глаз»

3. «Бросать и падать»

4. «Три вращения и девять поворотов»

После этого изучается система свободного комбинирования вышеприведенных техник под общим названием «Восемь сторон света». Первоначально, данная система включала семьдесят две техники, позже тридцать шесть, а сегодня сохранилось только восемнадцать техник.

В теоретическом разделе стиля до сих пор изустно передаются принципы ударов по жизненно важным и болевые точкам—«Восемь [частей тела], по которым бить, и восемь [частей тела], по которым не бить».

 


Обновлено 08.09.2013 21:02
 

Система куачного боя богомола цветка сливы мэйхуа мастера Сю Куньшаня (1864-1947) 梅花螳螂门

E-mail Печать PDF

Plum Blossom Mantis Boxing of Xiu Kunshan (1864-1947)—the last disciple of Liang Xuexiang.
Rare footage of the eighty-year-old Mantis Boxing Master Yang. The only surviving practitioner who personally met Xiu Kunshan in 1930s.

This clip is part of an ongoing project dedicated to the preservation and study of early Meihua Mantis Boxing styles in the villages of Haiyang, Qixia and Laiyang Counties, Shandong Province, PRC.

Система куачного боя богомола цветка сливы мэйхуа мастера Сю Куньшаня (1864-1947) 梅花螳螂门

Мастер Сю Куньшань был последним учеником Лян Сюесяна. Редкие кадры интервью восьмидесятилетнего мастера бокса цветка сливы мэйхуа мастера Яна. Единственный живущий мастер, который лично встречался Сю Куньшанем в 30х годах прошлого века.

Данный клип является частью проекта, посвященного сохранению и изучению ранних версий стиля бокса богомола мэйхуа в деревнях уездов Хайян, Цися и Лайян, провинции Шаньдун, КНР.

 


Обновлено 08.09.2013 14:19
 

Семинар Ильи Профатилова в СПб (сентябрь 2013) "Фехтование мечом дао в системе боя богомола мэйхуа"

E-mail Печать PDF

В системе боя богомола мэйхуа есть специальный раздел, посвященный фехтованию мечом дао. Он включает в себя такие формы, как “цигецзы”, “пидао”, “ланьмэньдао”, “ечжаньдао”, “хуэйлундао” и др. Эти базовые и продвинутые формы исполняются, как индивидуально, так и с партнером. Акцент делается на бой с одним или несколькими противниками, вооруженными мечами и копьями. Теоретический аспект данной системы фехтования органично сочетается с системой кулачного боя богомола мэйхуа, являясь его продолжением, но уже с учетом специфики этого вида оружия. С исторической точки зрения, это совершенно бесценный материал, который дошел до наших дней с середины 1700х годов в практически неизменном виде. Фехтование мечом дао является самодостаточным методом в рамках системы боя богомола мэйхуа, использованным веками для обучения деревенского ополчения и милиции. Простые, но эффективные техники не раз положительно зарекомендовали себя на протяжении трех веков их существования. Мастера системы боя богомола мэйхуа и их ученики, успешно применяли меч дао против лютых местных бандитов, грозных воинов народного восстания нянь, вооруженных катанами и штыками японских оккупантов. Собственно меч дао имеет самоназвание “Ланьмэньдао” или “преграждающий врата меч”. Классическая длинна меча: “сань чи сань” (три чи и три цуня), что составляет 101 см. Меч ковался из так называемой слоеной псевдо-дамасской стали “хуавэньган”, а ножны отделывали черной акульей кожей.

На семинаре будут показанны две базовые формы этой системы фехтования “цигецзы” и “пидао”. Включая применение и парные наработки всех техник, составляющих эти формы.

Следует заметить, что именно форма “пидао” и ее техники были использованны в подготовке китайских армейских спецподразделений “большого меча” (дадаодуэй), которые сыграли немаловажную роль в победе над японскими агрессорами в уезде Хайян провинции Шаньдун.

Участники семинара не только узнают для себя много нового о фехтования мечом дао в рамках системы боя богомола мэйхуа, но и смогут прикоснутся к живой истории этой замечательной военной традиции.

 


Обновлено 03.09.2013 06:59
 


Страница 1 из 11

Кто на сайте

Сейчас 4 гостей онлайн

Реклама


Случайная новость

Обнаружена важная архивная фотография, подробности надо выяснять...

 

counters